Летные исследования и испытания самолетов и вертолетов
Исследования аэротермодинамики, динамики полета и систем управления БЛА
Обеспечение летных испытаний опытных образцов авиационных комплексов (АК)
Силовые установки
Системы жизнеобеспечения
Исследования, испытания и сертификация пилотажно-навигационного и бортового оборудования
Исследования и испытания систем радиосвязи и антенно-фидерных устройств
Исследования и защита летательных аппаратов от молнии и статического электричества
Исследования электромагнитной совместимости и стойкости к полям высокой интенсивности (HIRF)
Исследования и испытания средств дистанционного зондирования Земли
Летные испытания ЛА с применением пункта управления летным экспериментом (ПУЛЭ)
Анализ и оценка высокочастотных динамических процессов
Летные исследования и испытания систем и задач системы организации воздушного движения (ОрВД), построенной на технологиях перспективной аэронавигационной системы (CNS/ATM)
Исследования и испытания эксплуатационно-технических характеристик летательных аппаратов и систем
Участие в создании и сопровождении эксплуатации летательных аппаратов
Эргономика и физиологические исследования
Вы тут: СМИ о нас / «Первая столовая поразила»

«Первая столовая поразила»


  К 70-летнему юбилею авиаграда «АЖ» публикует воспоминания старожилов Жуковского и ветеранов ЛИИ имени М.М. Громова, с которыми беседовал работник ЛИИ, историк авиации Андрей Симонов.

Вернулся только один

 Вспоминает заслуженный штурман-испытатель РФ Юрий Губарев (живет в Жуковском (Стаханово) с 1939 года):

 – Вначале я жил на улице Комсомольской (ныне Гринчика). Эта местность тогда относилась к Кратово. Прямо за нашим домом был небольшой лесок. Мне до сих пор до слез жалко, что его вырубили. Мы, пацаны, ходили убирать этот лес, даже во время войны собирали там на растопку только иголки. И Боже упаси, чтобы кто-то спилил хоть одно дерево!

 В середине этого лесного участка были вырыты два бомбоубежища. Кстати, бомбили нас всего дважды. Один раз атаковали аэродром ЛИИ; во время второго налета бомба упала в пятидесяти метрах от детской железной дороги (район улицы Люберецкая).

 Я хорошо запомнил первый день войны. Рядом с нашим домом располагалась волейбольная площадка. Практически все, кто там играл 22 июня, ушли на фронт – вернулся из тех ребят только один.

 Около нынешнего дома №4 по улице Туполева находилось подсобное хозяйство ЛИИ, а чуть глубже в лес – свалка разбитых и списанных самолетов. 9 мая вся детвора ринулась на свалку, прикатила оттуда груду колес на площадку, сложила горкой и подожгла. Вот такой праздничный костер получился!

 Очень жаль, что исчез фонтан перед клубом «Стрела». Фонтаном в полном смысле этого слова он не был – скорее бассейном, который заливали чистой водой. Но вокруг него люди собирались отдохнуть.

 У пленных немцев, строивших «старый город», имелся свой оркестр – уж не знаю, как он сформировался. Он играл на берегу Москвы-реки. Бывало, что кто-то из инвалидов войны ругался на немцев, но крайне редко. Большинство горожан оставались довольны оркестром.

  Вход был свободным
 Вспоминает лауреат двух Государственных премий СССР, профессор, доктор технических наук Арсений Миронов (живет в Жуковском с 1949 года):
 – Мое знакомство с поселком Стаханово началось в апреле 1941 года, когда мы – четверо студентов последнего курса МАИ – приехали проситься на преддипломную практику и дипломное проектирование в недавно созданный Летно-исследовательский институт. На платформе «Отдых» обнаружили, что кругом деревья, дачные домики и никакого ЛИИ! Знающие люди показали нам автобус до проходной, который возил людей бесплатно. Из окна автобуса мы и увидели поселок, состоявший в основном из бараков, а также деревянных и нескольких пятиэтажных кирпичных домов.
 ЛИИ того времени выглядел совсем иначе. Ограждение института состояло только из двух участков штакетника справа и слева от проходной – а так вход на территорию был свободным! Но в первый ангар входили только по пропускам, а самолеты на приангарной площадке сторожил охранник.
 
 
 Временная котельная, обогревавшая весь институт, представляла собой два старых паровоза, опутанных трубами, и кучи каменного угля рядом с каждым. Так ЛИИ отапливался много лет до постройки полноценной котельной. Зато первая столовая поразила нас своей чистотой, белоснежными скатертями и специальным длинным столом для летного состава, в торце которого было место Михаила Громова.
 Начало войны многое изменило в нашей работе – мы дежурили по ночам, убирали с взлетно-посадочной полосы зажигательные бомбы, грузили первый эшелон, эвакуировавший часть института в Казань. Со вторым эшелоном я сам уехал из Стаханово – и только в 1943 году вернулся в поселок для проведения летных испытаний самолета Ла-5УТИ. 3 октября наш самолет попал в тяжелую аварию, после которой я пробыл в госпиталях полгода (в том числе и в госпитале на базе школы №1).
 В 1952 году я получил двухкомнатную квартиру в доме №8 по улице Пушкина с окном во двор. В окно видел такую картину: вдали «Пятый дом» на Жуковского, а до него – пустырь без единого строения. Я тогда сделал фотографию, но она, увы, где-то затерялась.
 
 
 
АО «ЛИИ им. М.М.Громова»
При использовании материала с сайта,
ссылка обязательна.

Разработка сайта - WebCait.ru