Летные исследования и испытания самолетов и вертолетов
Исследования аэротермодинамики, динамики полета и систем управления БЛА
Обеспечение летных испытаний опытных образцов авиационных комплексов (АК)
Силовые установки
Системы жизнеобеспечения
Исследования, испытания и сертификация пилотажно-навигационного и бортового оборудования
Исследования и испытания систем радиосвязи и антенно-фидерных устройств
Исследования и защита летательных аппаратов от молнии и статического электричества
Исследования электромагнитной совместимости и стойкости к полям высокой интенсивности (HIRF)
Исследования и испытания средств дистанционного зондирования Земли
Летные испытания ЛА с применением пункта управления летным экспериментом (ПУЛЭ)
Анализ и оценка высокочастотных динамических процессов
Летные исследования и испытания систем и задач системы организации воздушного движения (ОрВД), построенной на технологиях перспективной аэронавигационной системы (CNS/ATM)
Исследования и испытания эксплуатационно-технических характеристик летательных аппаратов и систем
Участие в создании и сопровождении эксплуатации летательных аппаратов
Эргономика и физиологические исследования
Вы тут: СМИ о нас / В газете "Жуковские вести" от 22 февраля 2015 года в рубрике "Авиация" в цикле публикаций, приуроченных к празднованию 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, опубликован материал "Летчики-испытатели ЛИИ в воздушных боях в небе столицы"


Летчики-испытатели ЛИИ в воздушных боях в небе столицы

Летом 1941 г. летчики-испытатели Летно-исследовательского института (ЛИИ) защищали небо столицы и Подмосковья вместе с летчиками ВВС Красной Арми.

Первые полки из летчиков-испытателей

В конце июня 1941 г. на базе НИИ ВВС РККА и Наркомата авиационной промышленности были сформированы два истребительных полка (иап) особого назначения (он) – 401-й и 402-й, укомплектованные летчиками-испытателями. Полки были сформированы по инициативе летчика-испытателя, Героя Советского Союза, подполковника Степана Супруна. Инициатива была поддержана И.В.Сталиным.

Степан Павлович погиб 5 июля 1941 г. Посмертно ему второй раз было присвоено звание Героя Советского Союза. Степан Супрун командовал 401-м иап он. После его гибели командиром 401-го полка был назначен летчик-испытатель, подполковник Константин Коккинаки. 402-го иап он командовал летчик-испытатель, подполковник Петр Стефановский. На вооружении двух истребительных полков были в основном истребители МиГ-3. На укомплектование 401-го и 402-го иап он было выделено 67 машин МиГ-3 последних серий.

Также из летчиков-испытателей НИИ ВВС был сформирован 410-й бомбардировочный авиаполк (бап) особого назначения, на вооружении которого были фронтовые пикирующие бомбардировщики Пе-2. Командовал 410-м бап он летчик-испытатель, полковник Александр Кабанов.

Впоследствии из летчиков-испытателей была сформирована разведывательная авиационная эскадрилья, летавшая на машинах МиГ-3 и Пе-2. Ее прикрывало такое же подразделение на истребителях ЛаГГ-3.

Две отдельные эскадрильи

Через месяц после начала войны в конце июля в ЛИИ была сформирована эскадрилья, укомплектованная летчиками-испытателями Института. Она получила обозначение 2-я отдельная истребительная авиаэскадрилья (оиаэ) ПВО г. Москвы. 1-я оиаэ ПВО г. Москвы, созданная в начале июля 1941 г., была укомплектована летчиками-испытателями Государственного авиазавода № 1 им. И.В.Сталина, на котором серийно выпускались истребители МиГ-3. Командовать 1-й оиаэ назначили летчика-испытателя, начальника летно-испытательной станции авиазавода № 1, майора Николая Иноземцева. Эскадрилья базировалась на Центральном аэродроме столицы. После того, как в августе 1941 г. авиазавод № 1 был эвакуирован в Куйбышев и Н.Н.Иноземцев убыл с заводом на Волгу, командовал 1-й оиаэ вплоть до ее расформирования майор Владимир Шевченко (в 1942 г. его назначили летчиком-испытателем столичного авиазавода № 482).

Командиром 2-й оиаэ стал Герой Советского Союза, летчик-испытатель, подполковник Андрей Юмашев, занимавший на момент формирования эскадрилий, должность заместителя начальника ЛИИ по летной части. Стоит напомнить, что Андрей Борисович в составе экипажа самолета АНТ-25 в июле 1937 г. вместе с Михаилом Громовым и Сергеем Данилиным совершил беспосадочный перелет по маршруту Москва – Северный полюс – Сан-Джасинто (США).

Начальником штаба 2-й оиаэ назначили летчика-испытателя ЛИИ, майора Александра Чернавского. Эскадрилья базировалась на аэродроме ЛИИ в поселке Стаханово. Летчики 1-й и 2-й оиаэ летали на машинах МиГ-3 и И-153.

Первые воздушные бои

В ночь с 21 на 22 июля бомбардировщики люфтваффе совершили первый ночной налет на Москву. Первыми на боевое задание ночью полетели Матвей Байкалов, Марк Галлай, Михаил Федоров, Владимир Федоров и Николай Гаврилов.

О своем первом воздушном поединке ночью с 21 на 22 июля Марк Лазаревич подробно рассказал в повести «Первый бой мы выиграли», первое издание которой вышло из печати в 1973 г. Марк Галлай, который, как он признался, до вылета ночью 21 июля ни разу не тренировался в стрельбе из пулеметов во время освоения истребителя МиГ-3, сумел сбить бомбардировщик До-215. Подбитый огнем «мига» немецкий бомбардировщик ушел достаточно далеко от столицы: он врезался в землю ранним утром 22 июля между Витебском и Смоленском в районе линии фронта.

Матвей Байкалов сбил в ту ночь бомбардировщик Хе-111, упавший в районе Красной Пресни столицы. М.Галлай рассказал в своей повести, что «он (Байкалов) затем воевал на Калининском фронте в первую военную зиму. Там он кроме всего прочего отличился тем, что, возвращаясь после выполнения задания с израсходованным боекомплектом, встретил бомбардировщик «Юнкерс-88» и сбил его единственным оставшимся реактивным снарядом — эрэсом...»

За успешное выполнение первого боевого задания М.Галлая и М.Байкалова наградили орденом Красного Знамени.

«Их восемь – нас двое. Расклад перед боем не наш…»

За первым налетом 21 июля последовали два, почти столь же мощных. После тщательной разведки центральной части столицы одиночным «юнкерсом» с большой высоты, в ночь на 23 июля в рейде на Москву участвовало 125 самолетов (это по немецким данным, а по советским данным 150), а в следующую ночь 24 июля – до 100 машин по немецким данным (по советским данным 180). В последующих налетах общая численность немецких бомбардировщиков, принимавших в них участие, сократилась. При подведении итогов за июль и август 1941 г. оказалось, что в среднем на каждый сбитый немецкий бомбардировщик приходился один потерянный советский истребитель.

В конце августа А.Юмашев был направлен в составе большой делегации в США по вопросу закупки авиационной техники. Командиром 2-й оиаэ был назначен летчик-испытатель, майор Николай Гаврилов, имевший опыт воздушных боев. В 1938 – 1939 гг. он участвовал в боевых действиях в Китае, а затем в феврале-марте 1940 г. в советско-финской войне 1939 – 1940 гг.

В конце августа 1941 г. председатель Государственного комитета обороны Иосиф Сталин, узнав о больших потерях летчиков-испытателей 401-го и 402-го иап он, приказал всех оставшихся в живых летчиков-испытателей вернуть на летно-испытательную работу, что и было исполнено в сентябре-октябре 1941 г.

Марк Галлай честно и откровенно рассказал в своей повести, в чем заключались слабые стороны летчиков-испытателей как воздушных бойцов: «Мы, в сущности, не умели делать именно того, что прежде всего потребовалось бы в воздушном бою... Подобные пробелы были, как у рядового, так и у командного состава полков, сформированных из летчиков-испытателей, и имели очень важное значение. Впрочем, существовали определенные различия в подготовке летчиков ЛИИ и НИИ ВВС РККА: последние все же больше времени уделяли отработке способов боевого применения, нежели их «гражданские» коллеги».

Возвращение к летно-испытательной работе

В сентябре 1941 г. перестали летать на боевые задания летчики-испытатели ЛИИ Виктор Расторгуев, Владимир Федоров, Александр Чернавский, Игорь Шелест, Георгий Шиянов, Михаил Федоров, Алексей Якимов.

В сентябре 1941 г. 2-я «лиевская» эскадрилья была расформирована, а летчики-испытатели вместе с сотрудниками Института занялись эвакуацией самолетного парка в Казань и Новосибирск, часть самолетов осталась в пос. Стаханово. Возвратились из эвакуации сотрудники ЛИИ в 1943 г.

Первого начальника ЛИИ комбрига Михаила Громова, после командировки в США по вопросу закупки авиатехники в августе – сентябре 1941 г., назначили командиром смешанной авиационной дивизии на Калининском фронте, и он взял с собой нескольких летчиков-испытателей ЛИИ, в том числе и Марка Галлая. Михаил Михайлович определил Марка Лазаревича в бомбардировочный полк на самолеты Пе-2. Летчиков-испытателей ЛИИ Алексея Гринчика, Матвея Байкалова, Михаила Самусева, Евгения Гимпеля, Виктора Юганова направили в разные истребительные авиаполки (иап). Большинство из летчиков-испытателей ЛИИ воевало на Калининском фронте до весны 1942 г., а затем они вернулись на летно-испытательную работу в ЛИИ.

После возвращения из командировки в США подполковник Андрей Юмашев убыл на Калининский фронт, где до марта 1942 г. командовал 237-м иап. В марте его назначили заместителем командующего 3-й воздушной армией. В мае 1942 г. командующим 3-й воздушной армии был назначен генерал-майор М.Громов. Оба они были до конца Великой Отечественной войны в действующей армии. Следует уточнить, что летом 1944 г. генерал-полковника авиации М.Громова назначили начальником Главного Управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС.

Фото компании РСК «МиГ»

На снимке: истребитель МиГ-3

Источник: Жуковские вести

АО «ЛИИ им. М.М.Громова»
При использовании материала с сайта,
ссылка обязательна.

Разработка сайта - WebCait.ru